История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Наши сайты:


Подготовьте себя заранее к поездке в

Ферапонтово

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://ferapontov-monastyr.ru/catalog/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Библиотека Литература о Белозерье Альманах "Памятники Отечества", № 30. Северная Фиваида Галина Иванова. НЕПРИКАЯННАЯ СВЯТЫНЯ

ГАЛИНА ИВАНОВА. НЕПРИКАЯННАЯ СВЯТЫНЯ


Преподобный Кирилл Новоезерский


Кирилл Новоезерский (около 1475/80—1532) происходил из рода дворян Белых, живших в Галиче Костромском. В возрасте пятнадцати лет он тайно ушел из родительского дома в монастырь Корнилия Комельского под Вологдой, где вскоре принял постриг в иноки. Через семь лет в Комельскую обитель пришел отец Кирилла и, узнав сына, сам пожелал постричься в монахи.

Через три года, по смерти своего отца, Кирилл с благословения Корнилия удалился в пустыню и там подвизался в уединении семь лет. Наконец он отправился на Белоозеро и остановился неподалеку от него на озере Новом. Там, на острове Красном, построил себе келию, а позднее соорудил две церкви: одну — во имя Воскресения Христова и другую — во имя Богоматери Одигитрии. Скоро к нему начали стекаться любители безмолвной жизни, и на Красном острове основалась обитель, известная под именем Новоезерской.

Кирилл, избранный настоятелем обители, служил для братии образцом подвижничества. По сведению жития святого, он создавал монастырь в постоянных конфликтах с населением округи, проистекавших от стремления Кирилла захватить рыбные ловли на Новом озере. Славился Кирилл Новоезерский даром прозорливости, благодаря чему стал известен далеко за пределами Белозерья.

Преподобный Кирилл преставился 4 февраля 1532 года и был погребен в основанной им обители. Мощи святого обретены в 1649 году, после чего (не позднее 1652 года) он был причислен к лику святых. По преданию, Кирилл Новоезерский предвидел многие бедствия России, но одновременно предсказал ее возрождение в могуществе и славе. Память святого празднуется православной церковью 4(17) февраля.



Галина Иванова


НЕПРИКАЯННАЯ СВЯТЫНЯ


В сорока верстах от Белозерска есть неглубокое, но притягательное своей красотой озеро Новое. Посреди его на маленьком острове стоит бывший Кирилло-Новоезерский монастырь. До него от берега можно добраться либо на лодке, либо по деревянным мосткам на вбитых в дно озера сваях. Летом залюбуешься открывающимся видом: в темной воде снуют красноперые окуни, тут и там зеленые острова. Издалека почти незаметны разрушения, причиненные строениям монастыря в нынешнем столетии. Но нет смысла стучаться в его двери — за ними сегодня... тюрьма.

Начало Новоезерскому монастырю положил преподобный Кирилл, прозванный Новоезерским. В житии святого говорится, что дважды являлась ему Богородица и указывала идти на Белое озеро. Доверившись, Кирилл отправился в путь и вскоре вышел на берег небольшого озера с островками. Испросив разрешения у местных крестьян, монах переправился на остров, именуемый Красным и поселился на нем. Так в день 4 марта 1517 года было положено начало одной из наиболее знатных северных обителей.

Вскоре к Кириллу стали примыкать единомышленники, потянулись наслышанные о его праведной жизни окрестные крестьяне. Уже в 1518 году первопоселенцы отстроили два небольших деревянных храма: во имя Воскресения Христова и иконы Смоленской Богоматери. Кирилл Новоезерский прожил в своей обители еще двадцать лет и преставился 4 февраля 1537 года.

При жизни основателя монастырь обзавелся собственными угодьями и крестьянами. Великий князь Василий Иоаннович пожаловал монастырю стоявшие на берегу деревни Кобылино и Шиднема. В 1584 году, уже после смерти преподобного, Иван Грозный дал 1000 рублей, множество церковной утвари и одиннадцать деревень вдоль берегов озера Нового. Предание находит объяснение щедрому дару. Однажды во сне царю явился старец и наказал на следующий день не входить в палату совещаться с боярами. Разгневанный государь захотел узнать имя дерзкого старика, на что, тот отвечал: «Я Кирилл Белый с Нова озера». Царь внял совету, а на другой день в палате обрушились своды...

При Иване Грозном Новоезерский монастырь получил право брать с дворцовых сел в Белозерье и Ярославской губернии более трехсот четвертей ржи. А в 1624 году и привилегию гражданской несудимости, освободился от платежа пошлин за соль и другие предметы для монастырского обихода. Перечисленные льготы не только закреплялись грамотами последующих правителей, но и расширялись. В первой четверти XVII столетия Новоезерский монастырь был освобожден от уплаты всех видов пошлин и получил во владение помимо земельных угодий три озера. Строения островной обители долгое время оставались деревянными, их по мере необходимости перестраивали и расширяли; у ее стен несколько раз в году шумела одна из самых многолюдных в Белозерье Алексеевская ярмарка, устроенная при царе Алексее Михайловиче.

Важным событием для монастыря стало вынужденное пребывание в нем боярина Бориса Ивановича Морозова, воспитателя Алексея Михайловича. После Медного бунта 1666 года царь спрятал своего любимца от гнева черни сначала в Кирилло-Белозерский монастырь, наказав игумену беречь его «пуще глаза». Затем Морозова переправили еще дальше, в Новоезерский монастырь, где тот мог чувствовать себя куда безопаснее. За «сбережение» Морозов по возвращении в Москву отблагодарил обе обители: Кирилло-Белозерскому монастырю пожаловали архимандрию, а Новоезерскому — деньги на каменное строительство.

В 1649 году на острове заложили первый каменный храм. При устройстве фундаментов открылись мощи Кирилла Новоезерского. После завершения строительства мощи преподобного поместили в деревянную раку. Собор освятили, как и предшествующий деревянный храм, в честь Воскресения Христова. С южной стороны храма был устроен придел в честь Кирилла Новоезерского. Немного позднее появился другой придел — во имя Николая Чудотворца.

Первый монастырский собор и его приделы подверглись значительным переделкам в 1799 году. Основное помещение и придел Кирилла разобрали до уровня окон, а Николая Чудотворца — до фундамента. После этого собор значительно расширили, устроили отдельные входы в храм и приделы, над каждым из них устроили фронтоны в стиле классицизма, а вместо луковичных глав возвели пять сферических глав с фальшивыми окнами; тогда же перед собором выложили тесаным гранитом прямоугольную площадку. Стены собора украсили живописью на сюжеты земной жизни Христа. Работы по устройству собора и приделов продолжались до 1809 года.

Воскресенский собор занимал в монастырском ансамбле центральное место, превосходя и затмевая своей массой все прочие строения, в том числе и теплую каменную церковь Богоматери Смоленской с приделом Алексея человека Божия и трапезной палатой, которую построили в 1685 году на средства царевны Софьи Алексеевны.

Монастырские строения пережили сильные пожары в 1711, 1784 годах и особенно значительный в 1906-ом. В результате последовавших ремонтов и перестроек архитектурный ансамбль на острове не утратил своей красоты, хотя и стал несколько однообразным.

Несмотря на все превратности, Новоезерский монастырь пользовался неизменным вниманием государей. 9 марта 1721 года на остров ступил даже Петр I и императрица Екатерина I, пожаловав в обитель деньги и чугунные плиты с Устюженских заводов для покрытия пола в соборе.

После церковной реформы 1764 года монастырь отнесли к числу третьеклассных. Потеря земельных угодий и рыбных промыслов на первых порах не отразилась на жизни монахов благодаря кипучей деятельности опытного игумена Луки (1760—1771). При нем были построены в 1760 году надвратная Петропавловская церковь, в 1760—1768 годах — церковь Захарии и Елизаветы с братскими кельями. Но уже при преемнике Луки архимандрите Фаддее (1771 —1773) казна обители изрядно опустела. Попробовали тогда строить каменную ограду, испросив у государства на забивку свай 500 рублей. Фаддей не сумел завершить начатое дело: в июне 1773 года он был убит. В последующие двадцать лет здесь не строили и даже не имели возможности вести поддерживающие ремонты. Прибывший сюда в 1793 году новопоставленный игумен Феофан застал ужасающую нищету. Монахи не нашли для него даже деревянной ложки, и пришлось просить в соседней деревне. Обитало тогда на острове всего десять иноков... С именем архимандрита Феофана связан новый этап в жизни Новоезерского монастыря. Руководил он им 36 лет. Феофан родился 12 мая 1752 года в Троицке Пензенской губернии в семье дворян Соколовых и при крещении наречен был Феодором. Первоначальное образование он вместе со своим двоюродным братом Лаврентием получил в доме отца. Бесповоротное решение об отказе от мирской жизни он принял после страшной чумы 1771 года, унесшей многих родных и близких. Федор отправился в Саровскую пустынь, где проходил послушание Лаврентий. Там он задержался недолго и отправился искать еще более строгой монашеской жизни.

Феодор, получивший после пострижения имя Феофан, долгие годы лелеял мечту побывать на Афоне и поклониться Гробу Господню в Иерусалиме. Испросив благословение, он в 1777 году отправился в заветное путешествие. Обстоятельства вынудили его остановиться в Тисманском монастыре в Молдовалахии. Здесь, под руководством старца Феодосия, тесно общавшегося с известным церковным писателем Паисием Величков-ским, окончательно сложились представления Феофана о сути монашеского служения.

Примерной строгостью жизни молодой монах привлек сердца многих известных подвижников русской церкви. Некоторое время ему довелось выполнять обязанности келейника при митрополите Петербургском и Новгородском Гаврииле.

Годы, проведенные в Петербурге, знакомство с видными церковными иерархами принесли игумену Феофану большую пользу, когда он приступил к устроению вверенной ему обители. С первых дней он ввел в монастыре общежительный устав, ввел старинное столповое пение, составил письменно «Правила общежития из священного писания и из уставов святых отец принадлежащих общему монашествующих житию правил». Собственным примером отец Феофан утверждал строгие основы внутренней монастырской жизни, изложенные им в «Правилах». Он сурово преследовал употребление горячительных напитков и в своем завещании писал: «Как было при мне, так и по смерти моей должно настоятелям наблюдать, не переменяя ничего, а паче не вводить хмельных напитков, и тогда будет Божие благословение и преподобного Кирилла чудотворца, отца нашего, который о сем заповедал».

С 1799 года новоезерский настоятель исполнял обязанности благочинного епархии. Его попечением пользовались Кирилло-Белозерский, Моденский, Филип-по-Ирапский и Горицкий монастыри.

С 1823 году по ходатайству Феофана был увеличен штат и денежное содержание братии. За три года перед тем самого игумена произвели в сан архимандрита. Скончался Феофан Соколов 4 декабря 1832 года, оставив после себя преемником ученика Аркадия. К концу жизни настоятеля число братии увеличилось до 80 человек, а сам монастырь приобрел вполне благоустроенный вид.

В 1809—1814 годах на сваях, вбитых еще при игумене Луке, выстроили каменную ограду с шестью небольшими башенками и Святыми воротами в север ном прясле. Монастырь приобрел вид не правильного четырехугольника, в центре которого возвышался обустроенный при Феофане Воскресенский собор с приделами. С северной стороны от него находилась трапеза с теплой церковью Смоленской Богоматери, тоже претерпевшей существенные переделки. Еще в 1798 году световой барабан храма, грозивший падением, заменили деревянной главой; после пожара 1906 года Смоленскую церковь выстроили уже о трех главах. К югу от собора стояла столпообразная церковь Захарии и Елизаветы с другой братской трапезой, к которой с востока примыкала колокольня. Серьезной реконструкции эта церковь подверглась при игумене Феофане, но после пожара ее поновили в прежних формах. Колокольню строили в 1801 году. В ее нижнем этаже располагались ворота, а над ними два яруса звона, где размещалось 12 колоколов, самый большой из них весил 198 пудов 18 фунтов. На верхнем ярусе размещались боевые часы. С запада к стене колокольни примыкали двухэтажный корпус с кельями и палатами для рыболовных снастей. К северо-востоку от собора находилась четвертая монастырская церковь — апостолов Петра и Павла, внешне напоминающая Захарьинскую. Это единственный храм, не подвергавшийся серьезным переделкам со времен игумена Луки и нетронутый пожаром 1906 года. Сама церковь размещалась во втором этаже, над странноприимными кельями.

Вокруг храмов и вдоль стен располагались кельи. Гостиницы и другие многочисленные монастырские службы находились и на близлежащих островах или на берегу озера.

До 1919 года мощи основателя монастыря Кирилла Новоезерского покоились в соборном храме в серебряной золоченой раке, изготовленной в 1795 году. После закрытия монастыря представляющие художественную и историческую ценность предметы и утварь поступили в Череповецкий музей.


* * *


Современный вид некогда славной обители не радует. Несправедливо забытый, обделенный вниманием архитектурный ансамбль близ Белозерска на озере Новом заслуживает лучшей судьбы и ждет от государства скорейшей защиты.

Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group