История
Достопримечательности
Окрестности
Церкви округи
Фотогалерея
Сегодняшний день
Библиотека
Полезная информация
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Поиск по сайту

 

Памятные даты:

 

Праздники

Памятные даты

 

Наши сайты:


Подготовьте себя заранее к поездке в

Ферапонтово

http://www.ferapontov-monastyr.ru/
http://ferapontov-monastyr.ru/catalog/
http://www.ferapontovo.info/
http://www.ferapontovo.org/
http://www.ferapontovo-foto.ru/
http://www.ferapontov.ru/
http://www.tsipino.ru/
http://www.patriarch-nikon.ru/

Прогноз погоды:


Ферапонтово >>>


Яндекс.Погода


На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Библиотека Литература о Белозерье Альманах "Памятники Отечества", № 30. Северная Фиваида B. Аринин. ЛЕГЕНДЫ И БЫЛИ ДЕВИЧЬЕЙ ОБИТЕЛИ

B. АРИНИН. ЛЕГЕНДЫ И БЫЛИ ДЕВИЧЬЕЙ ОБИТЕЛИ


ВЛАДИМИР АРИНИН


Легенды и были девичьей обители


Многие знают о Горицах и местном древнем монастыре, что в семи километрах от Кириллова. Можно с полной достоверностью утверждать: это место — уникальное, такого на Вологодской земле больше нет. Здесь сами камни вопиют о судьбе русской женщины, о страстях человеческих, тайнах, падениях и взлетах. Здесь переплелись судьбы множества удивительных русских женщин... История Гориц еще ждет своего автора. Правда, в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике хранится рукопись о местном монастыре, написанная тремя разными почерками, тремя неизвестными нам монахинями. Они написали историю своей обители как умели, перемешивая реальные факты и легенды. Но, безусловно, рукопись очень ценна и достойна отдельного издания. Моя же цель — рассказать о некоторых женских судьбах и событиях, связанных с монастырем.


Удивительно красивое место: холмы, леса, разлив Шексны, живописные острова на ней. И монастырь, гармонично вписывающийся в грандиозную и прекрасную панораму природы...

Обитель основывалась княгиней Евфросиньей Старицкой как место душевного успокоения и служения Богу. В 1544 году здесь был возведен на деньги Старицких соборный храм Воскресения, который при всех своих утратах, переделках и запущенности гордо стоит в центре обители поныне. Он громоздок, непропорционален, несколько нелеп в этой неуклюжести, но производит неизгладимое впечатление. По существу, история Гориц — это трагедия, начавшаяся со времени основания обители.


ТРАГИЧЕСКОЕ НАЧАЛО


…Октябрьской ночью 1569 года в монастырь ворвался отряд опричников Ивана Грозного. Писатель Вл. Железняк написал об этом так: «Взяв в Горицком монастыре Евфросинью и ее келейницу и сенных девушек, опричники, не дожидаясь утра, погнали плачущих и полураздетых пленниц к реке Шексне. Здесь началась дикая расправа. Двенадцать женщин постреляли из пищалей и порубили саблями. Тела их, искрошенные на куски, отдали на съедение собакам. Саму княгиню Евфросинью засунули в мешок с камнями и бросили в воду на корм окуням и щукам».


Мне неизвестно, каким историческим источником пользовался писатель, ведь в данном случае речь идет не о художественном произведении, а его исторической статье. Но, во всяком случае, все источники, хотя и по-разному, говорят об этой трагедии.

Чем же она была вызвана? Вероятно, трагедия в Горицах явилась кровавым следствием «большой политики», ставкой царя на террор. Иван Грозный избрал в качестве жертв своих близких родственников Старицких, чтобы затем приступить к расправе над другими неугодными лицами и даже целым городом — Новгородом, где впоследствии произошла массовая кровавая бойня.

Безусловно, близкие родственники царя Старицкие были людьми неугодными. Боярская оппозиция предпочитала видеть на троне именно одного из Старицких — Владимира, двоюродного брата царя. Но он был безвольным человеком, не борцом, не заговорщиком. Главным своим противником Иван Грозный считал княгиню Евфросинью, мать Владимира,— женщину властную, стойкую, непокорную, тщеславную, сильную. Потому она и была насильно пострижена по приказу царя в монахини под именем Евдокии и сослана в основанный ею Горицкий монастырь. Так в 1563 году она и оказалась в этих местах.

Евфросинья-Евдокия была натурой одаренной, художественной. Она великолепно вышивала и содержала целую мастерскую искусных вышивальщиц, где создавались настоящие художественные произведения. В музее Кириллова хранятся два из них — плащаница и фрагмент хоругви. Политику она, видимо, уже оставила, гордыню смирила. Напрашивается мысль: Евфросинья Старицкая и Иван Грозный уже выбрали разные пути. Она обратилась к божественному. Он же впадал все более в душевную тьму...

«С осени 1568 года,— писал историк А. Зимин,— Иван Грозный под влиянием слухов о боярских заговорах и опасаясь «мора», все больше и больше времени проводил в Александровской слободе и на Вологде...» В отдалении от столичной жизни обдумывал он, какой путь избрать. Что-то непостижимое было в этом человеке, его невероятном лицемерии — даже перед самим собою. Царь вроде искренне тяготился шапкой Мономаха и хотел бы стать простым монахом Кириллова монастыря. Как пишет известный специалист по этой эпохе Р. Скрынников: «Будучи в Кириллове на богомолье, царь пригласил в уединенную келью несколько старцев и в глубокой тайне поведал им о своих сокровенных помыслах». Притом убедил кирилловских старцев в своей искренности — ему поверили. Для царя даже срочно приготовили особую келью. Ждали: вот-вот примет постриг. Царь истово каялся в послании в Кириллов в своих грехах: «Сам бо всегда в пианстве, в блуде, в прелюбодействе, в скверне, во убийстве, в граблении, в хищении, в ненависти, во всяком злодействе...»

А вместе с покаянием готовил «чудовищный процесс» (выражение Р. Скрынникова) над Старицкими. Владимира обвинили в попытке отравить царя, в сговоре с этой целью с дворцовым поваром. «К расследованию были привлечены в качестве свидетелей ближайшие льстецы, прихлебатели, палачи». Царь лицемерно заявил, что не хотел бы проливать родственную кровь. И потому князю, а также его жене и малолетним детям присудили самим выпить яд (так, мол, без пролития крови). Тщетно, рыдая, они пытались доказать свою невиновность. Рядом с ними уже стоял главный палач — Малюта Скуратов. И они сами испили смертную чашу (хотя есть и другие версии их смерти).

Расправившись с семьей Старицких, царь послал отряд опричников уничтожить свою тетку Евфросинью. Опять же имеются различные версии этой расправы. Бытуют на этот счет и различные легенды. Во всяком случае, в горицкой рукописи говорится, что опричники утопили в Шексне четырых женщин: инокинь Евдокию, Марию, Александру и игуменью Анну. Нападение на женский монастырь считалось величайшим грехом. Теперь уже было «все дозволено». И ужас дьявольского террора обрушился на Русь.

А царь все еще делал вид, что собирается пойти смиренным монахом в Кириллов. Но вместо того ссылал в Горицы надоевших ему жен: свою четвертую супругу Анну и восьмую по счету — Марью.

В Горицах над могилами Евдокии (Евфросиньи Старицкой) и ее родственницы Александры (княгини Юлиании) впоследствии, в XIX веке, был возведен монументальный Троицкий собор. Он стал величественным памятником мученицам.


КРАСАВИЦЫ В ЗАТОЧЕНИИ


Иван Грозный, однажды проезжая по Белозерской земле, якобы заметил: «Бабы у вас хороши». А царь знал в женщинах толк... Иван Грозный превратил монастырь в место ссылки и заточения московских красавиц, в том числе своих жен.

Кажется, до сих пор его тень как бы витает над древними монастырскими стенами...

В 1572 году Иван Грозный решил жениться в четвертый раз. Но четвертый брак запрещался церковью. И вот тогда, как пишет историк Д. Мордовцев, «созван был собор святителей — митрополит, архиепископы, епископы, игумены, царь смиренно молил о разрешении ему четвертого брачного союза». Иван IV плакал и каялся, уверял, что он — несчастнейший человек. И как исключение, четвертый брак ему был разрешен.

Иван Грозный женился на восемнадцатилетней Анне Колтовской. До этого царь почти год проводил в оргиях со многими женщинами. И что же — теперь с этим покончено? Нет. Уже через год царь предпринимает попытку взять к молодой жене еще одну «супружницу» — уже безо всякого разрешения, Марию Долгорукую. Она была совсем беззащитна — из опальной семьи, где были кто казнен, кто пытан, кто сослан. И вот ей вроде бы выпало сомнительное, но царское внимание. Царь стал двоеженцем.

Но жизнь Марии Долгорукой закончилась на второй день после брака: Грозный, узнав, что его невеста прежде супружества потеряла девство, приказал «затиснуть» ее в колымагу, повести на бешеных конях и опрокинуть в воду» (Д. Мордовцев). Свершив казнь, Грозный перекрестился и произнес: «Воля Господня свершилась».

Можно представить, что испытывала при том и «законная» жена — Анна. Царь прожил с ней еще два года. И отправил в Горицы. В монахинях она под именем Дарьи прожила еще 54 года, хотя сколько из них в Горицах — мне неизвестно. Но есть упоминание, что в память о Марии Долгорукой она заказывала поминальную службу. И это говорит о многом...

А царь продолжал жениться — в пятый, шестой, седьмой раз. В 1580 году, будучи уже старцем, царь пленился дивной молодой красавицей Марией Нагой. Об ее красоте слава шла по всей Руси. И самодержец возжелал взять ее в жены — восьмой по счету. Тщетно молодая красавица умоляла отца, боярина Федора Нагого, не отдавать ее за царя-старика. Отец был бессилен перед деспотом... И уже на второй год супружества, когда Мария была беременна, царь начал свататься к племяннице английской королевы Елизаветы Марии Гастингс. Царица Мария в расчет уже не бралась... Брак с англичанкой не состоялся.

А в начале 1584 года здоровье Ивана Грозного резко ухудшилось. Началась агония.

Царь умирал в муках и страхе. И многие преступления томили его. В ужасе он уже написал свое последнее предсмертное послание в Кириллов монастырь. «Ног ваших касаясь, князь великий Иван Васильевич челом бьет»,— так униженно писал он монахам и просил их молиться об избавлении «от настоящей смертной болезни». И теперь уже на самом деле готов был отказаться от трона, от власти, стать простым монахом в Кирилловом монастыре — лишь бы выздороветь. Все напрасно. Пришла расплата. Мучаясь и ужасаясь, умер царь.

А что же Мария Нагая? Трудно представить, как много пришлось пережить ей. Как будто рок тяготел над нею и после смерти царя. Ведь именно ей выпала трагедия, которая потрясла не только ее, но и всю Русь. 15 мая 1591 года в Угличе погиб ее сын, несчастный мальчик, царевич Димитрий. И она несла тело сына с колотой раной на шее и, как безумная, кричала: «Зарезали!»

А Борис Годунов, которого многие историки считают истинным убийцей царевича, ухитрился горе матери обратить в ее вину. И царицу Марию под именем Марфы за то, что якобы недоглядела за сыном, отправили в ссылку. Сначала в монастырь на Выксе близ Череповца, затем в Горицы.

А потом настало страшное Смутное время. И монахиня Марфа сначала по требованию Бориса Годунова объявила, что Лжедмитрий не является ее сыном. Но затем, победив, Лжедмитрий принудил ее признать за своего сына Дмитрия. И даже во время восстания 1606 года, уже находясь в руках восставших, беспомощный и раненный, он обращался к мнимой матери за спасеньем прося сказать, что он — Дмитрий. Она этого не сказала... И он был убит.

А в память о своем настоящем сыне Мария возвела в Горицах придел при Воскресенском соборе.


* * *


Еще одна знаменитая русская красавица в Смутное время попала в Горицы — дочь Бориса Годунова царевна Ксения. Она была добра и чиста, образованна и талантлива, прекрасно вышивала.

Лжедмитрий при занятии Москвы своими сторонниками приказал умертвить всю семью Годуновых, лишь Ксению оставил для себя, «да насладиться красоты ея».

Расстрига надругался над пленной, беззащитной царевной и, лишь всласть натешившись, отправил ее в Горицы. Светлый образ несчастной царевны вошел в народные песни и русскую литературу...

А в 1612 году Горицкий монастырь подвергался нападению польско-литовских банд, бродивших по Руси. Кириллов монастырь тогда выстоял, а беззащитные Горицы подверглись разграблению и осквернению. Много страшного тогда произошло здесь — грабеж, глумление, убийства, насилия над монахинями...

Но уже шли по Руси железные полки Минина и Пожарского, мечом вычищая весь этот сброд, терзавший Русь. Гнали и били их — по всему Северу.

Возрождалась измученная страна. Возродился после разорения уже в 1613 году и Горицкий монастырь.

В Москве утвердилась новая великая царская династия — Романовы. И любопытно, что первый ее царь, Михаил, еще будучи мальчиком, побывал в Горицах. В рукописи по истории Гориц говорится, что в 1601 году здесь побывала «княгиня Черкасская вместе со своим племянником, будущим царем Михаилом». Есть упоминание, что он приезжал сюда и еще раньше, в 1600 году, вместе с матерью. Все это нуждается в уточнении и изучении. Этот факт в нашем краеведении был до сих пор не изучен.


ЗАПРЕТНОЕ


Лицам мужского пола — и мальчикам, и мужчинам — пребывание в Горицах не запрещалось. И с этим связано немало легенд и слухов о любовных историях в монастыре. Местные жители рассказывают даже о подземном ходе, который якобы вел в монастырь. Что же было на самом деле?

- Один из местных жителей уверял меня, что его отец когда-то обнаружил подземный ход, ведущий из Кириллова в Горицы, даже спускался в него. И горицкие колокола, мол, раньше под вечер зазывали монахов из Кириллова, вызванивая:

«К нам, к нам,

Сиротам».

Представление о том, что само понятие женской обители неминуемо связано с грехом, довольно распространено. Но так ли это было на самом деле?

«Сладок грех около Бога»,— это высказывание самого Н. Лескова, а знаменитый писатель хорошо знал нравы монастырской жизни. И некоторые факты из истории Горицкого монастыря свидетельствуют — да, грехи были. И дети рождались... В 1659 году здесь возникло дело о покраже монастырских денег и вместе с тем вскрылись случаи пьянства и распущенности отдельных монашек...

В 1690 году возникло дело о «плутовстве» черницы Марфы. 22 октября игуменье Анфисе была направлена грамота Вологодского архиерейского приказа, в которой говорилось. «Черницу Марфу за воровство, что, забыв монашеское обещание, сплутала и, сплутав, хотела свое плутовство скрыть, сбежала, вывезти на дровнях за монастырь и закопать в берег без всякого церковного отпевания».

Что же дальше стало с несчастной Марфой? Началось следствие. И выяснилось, что беременная беглянка добралась до деревни Микулино, там родила мертвого ребенка и сама скончалась во время родов. Но несчастную женщину и после смерти не оставили в покое. Страшный приказ был выполнен мертвую Марфу увезли в Горицы и там зарыли в «берегу», как было предписано, без церковного отпевания. Был выяснен и соблазнитель Марфы — «черный поп» из Кириллова монастыря Сергей Троицкий, но он сумел скрыться.

Да, все это было. В монастырь попадали разные женщины. Ведь многих постригали в монахини насильно, в том числе и за плотские связи. Но насильно изменить женщину изнутри не всегда возможно... Безусловно, строжайшие монастырские запреты усиливали соблазн. Иногда подобное случалось и с достойными людьми. Примеры тоже есть.

Но такие явления внутренне и глубоко не характерны для русской монастырской жизни. Большинство монахов и монахинь, пришедших в монастырь, добровольно следовали своему внутреннему предназначению духовной, аскетичной жизни. Они находили высшую радость в самосовершенствовании, в служении Богу, и это было их естественным состоянием. И потому представление о Женской обители, в том числе о Горицком монастыре как «тихом омуте» различных грехов — грубый предрассудок. И не было в Горицах никакого подземного хода — это легенда. Другое дело, что некоторые люди могли вносить и в монастырь свое людское, в том числе и плотское, и темное...


ТАИНСТВЕННАЯ УЗНИЦА


Трагедией Горицкого монастыря стало то, что он был насильно превращен в место заточения и ссылки многих знатных русских женщин.

Вот одна из таких историй. В 1739 году в Горицы была привезена молодая девушка, имя которой никогда не называлось. Ее держали под строжайшим и оскорбительным надзором. Но она проявляла гордость и неповиновение. Когда однажды игуменья замахнулась на нее посохом, узница с вызовом заявила ей: «Ты должна уважать свет и во тьме. Не забывай, что я — княжна». Не встала она на колени и перед приехавшим в Горицы губернатором, и за это окно ее кельи было забито досками. Она жила в полной темноте, но так и не покорилась.

Но кто же она? По некоторым сведениям, это княжна Долгорукая.

...Ей было всего 17 лет. Хороша собой, беззаботна, выросла в роскоши; она, казалось, была баловницей судьбы. И была страстно влюблена в графа Мелиссино, а он отвечал ей страстным чувством.

Однако у ее отца, князя Алексея, были свои планы относительно дочери. Шла борьба за власть, за влияние на мальчика-императора Петра II. Меншиков собирался женить Петра II на своей дочке. Но не получилось, а обернулось для Меншикова ссылкой и опалой. Князь Алексей предложил царствующему мальчику свою дочь.

И Петру II понравилась Екатерина. Ее разлучили с возлюбленным, графом Мелиссино, которого немедленно выдворили из столицы. По приказанию отца Екатерина стала невестой мальчика-императора. Ее торжественно обручили с ним, хотя жениху было всего 14 лет.

Но судьба готовила неожиданный и трагический оборот. Петр II внезапно заболел оспой и скоропостижно умер. И при дворе взяла верх партия противников Долгоруких, на них посыпались аресты, казни, ссылка. Для Катеньки титул «государыни-невесты» стал проклятием. Она была арестована, над ней издевались, ее постригли в монахини и держали в заточении. Она вынесла все...

Лишь императрица Елизавета освободила ее из заточения, вернула ей почести и богатства.

Несколько авторов уверенно говорят, что узницей Горицкого монастыря с 1739 по 1741 год была именно Екатерина Долгорукая. И есть самое главное доказательство — об этом говорится в Горицкой рукописи по истории монастыря. Однако имеется и другое мнение. Историк А. Сулоцкий документально опровергает это и считает, что в Горицах томилась в то время какая-то другая знатная девушка.

Один из местных жителей рассказывал мне, что в Воскресенском соборе имелся каменный мешок для особо важных узниц. И лишь сравнительно недавно его отец заложил кирпичами и замуровал этот мешок.

Многие тайны хранят Горицы, они так и останутся, вероятно, нераскрытыми...

Но, пройдя сквозь трагедии и страдания, испытывая постепенное запустение и упадок, монастырь внезапно, как чудо, пережил возрождение, пришел к расцвету и стал одной из самых выдающихся женских обителей на Руси.


РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ ОБИТЕЛИ


Множество трагедий, страданий на протяжении двух с половиной веков, упадок и запустение, а потом, как награда за все трагическое, страшное и страдальческое, за все выплаканные и невыплаканные женские слезы здесь — внезапный расцвет обители, благополучная жизнь на протяжении столетия. Но все обрывается трагической нотой — террором большевиков, гибелью монастыря.

С самого основания обитель была достаточно состоятельна. Даже Иван Грозный, совершивший преступление здесь, оказывал монастырю различные милости. Это делали и другие цари. Обитель получала жалование, владела землями, угодьями, перевозом через Шексну, что давало немалый доход. Но постепенно монастырь хирел. Он потерял свои земли и к началу XIX века переживал упадок. Казалось, вот-вот он закроется.

Но в 1810 году обитель, терпящую бедствие, возглавила игуменья Маврикия. В миру Мария Ходнева, белозерская помещица, она приняла постриг в 1801 году и, став игуменьей, за короткий срок сумела возродить монастырь, который стал одной из самых выдающихся и знаменитых женских обителей в России.

Император Александр I пожаловал монастырю новые земли, и обитель завладела красивейшим местом — горой Маурой. В Горицы приезжали фрейлина императрицы Параскева Хованская и княжна Варвара Долгорукая. Их давние родственницы были мученицами Гориц: Хованская происходила из рода Евфросиньи Старицкой, убитой здесь опричниками Грозного, а Долгорукая наверняка вспоминала и молилась здесь за узницу из ее предков — княжну Екатерину, томившуюся когда-то в келье с забитыми окнами. Теперь обе приезжавшие сюда женщины видели в Горицах мир, служение Богу, благополучие.

Много сделала для монастыря и вдова генерала Готовцева, ставшая церковной писательницей и основавшая по его подобию монастырь под Петербургом.

Профессор С. Шевырев, совершивший путешествие по нашему краю в 1847 году (кстати, видевший в Вологде больного Батюшкова), так описывал Горицы:

«Все церкви расписаны трудами даровитых инокинь обители. Особенно памятны мне имена Клементьевой и Готовцевой. Историческое значение имеет плащаница, подаренная монастырю императором Александром в 1823 году: это художественное произведение в золотошвейном искусстве совершено гречанками по фамилии Либерос... Четыреста инокинь живет теперь в обители. Игуменья Маврикия, несмотря на свои 70 лет, деятельно и благоразумно правит обителью, окруженная любовью и уважением. Разные женские рукоделия процветают в монастыре... Здесь золото, серебро, жемчуг, шелка, ткани — все покорилось благочестию избранного вкуса женского...»

И когда сегодня видишь грязь, запустение в полуразрушенной обители, становится особенно горько...

Многие замечательные вологжанки жили здесь. Вот, к примеру, профессор Шевырев упоминает фамилию Клементьевой. Александра Клементьева, богатая вологодская дворянка, после смерти любимого мужа навсегда приехала сюда, вложила в монастырь все свое огромное состояние и привезла с собой трех дочерей. Все они стали монахинями, а одна из них, Арсения, являлась впоследствии игуменьей обители.

Здесь протекала высокая духовная жизнь. И царило благополучие. Было отлично поставлено хозяйство. Имелись свои стада. Масла, молока, сыра было так много, что их некуда было девать. Для этого были построены большие ледниковые погреба. Велось каменное строительство: были возведены больница и водопровод (им пользуются местные жители и сейчас).

Путешественник С. Перов, посетивший монастырь в 1915 году, отмечал: «Ряд мастерских с производством икон, шитых и тканых предметов одежды и убранства, обуви. Огромная хлебопекарня. Культура цветов: садовых и комнатных. Прекрасное полевое хозяйство и даже своя пристань по Шексне».

Нынешняя жительница Гориц Мария Николаевна Нестерова тоже вспоминает: «Монастырь утопал в цветах. Здесь было необыкновенно красиво».

Но уже надвигался трагический 1917 год... И близилась гибель монастыря.


* * *


Среди многих легенд, бытующих о монастыре, есть услышанный мною устный рассказ о матушке Калерии. Она обладала даром предвидения. Может быть, это и помогло ей спастись. Она и другие монахини укрылись в окрестных деревнях, когда на монастырь внезапно нагрянул большевистский отряд. Но укрылись не все. И большевики, как когда-то опричники Ивана Грозного, захватили нескольких монахинь, посадили их на старую баржу и отплыли. Где-то в верховьях Волги баржа с монахинями была затоплена...

А матушка Калерия прожила долгую жизнь и пользовалась уважением и любовью среди местных жителей. Она предсказывала и войну, и голод, и помрачение душ. Она предвидела, что на месте святыни монастыря — Троицкого собора — будут пляски. Ныне в соборе — сельский клуб. Здесь, конечно, бывают и танцы...

Но матушка Калерия предсказывала — все это временно, монастырь снова возродится в своей славе.


* * *


Монастырь был закрыт в 1932 году. Немногие его монахини разошлись по деревням, люди укрыли их. Но, по словам научных сотрудников Кирилло-Белозерского музея-заповедника Ирины Шориной и Натальи Петровой (им я благодарен за их рассказы), есть сведения, что многие монахини стали жертвами большевистских репрессий.

Ныне местные жители пытаются на свои скромные средства восстановить один из храмов — Введенскую церковь. Но средств не хватает... Горицы нуждаются в помощи.

Домашняя страница
священника Владимира Кобец

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group